Тензо х Ирука
❖ Тензо ❤ Ирука ❖
Название: Слишком поздно
Автор: Кито
Бета: Кито
Размер: 1090 слов
Пейринг:Тензо/Ирука
Категория: слэш
Жанр: AU относительно конца манги, быт, драма флафф+бзхднст, снова десфик
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: не все истории заканчиваются на счастливой ноте вроде мира во всем мире и исполнения давних желаний
Примечания: написано для команды Тензо/Ирука на Битву пейрингов 2014 , тема 6 (X)
Отказ от прав: все персонажи и мир Наруто принадлежат М. Кишимото.

Тензо никогда не задумывался о том, что будут делать синоби после того, как все войны закончатся. К чему думать о несбыточных мечтах — мире во всем мире, всеобщей любви всех ко всем или полноценном отпуске?

Не его, синоби, это дело. Он орудие для войны и далее по тексту, чему там еще в Академии учат.

Теперь, правда, учили совсем по-другому, но Тензо предпочитал не обольщаться на этот счет. Что бы учителя вроде Ируки ни говорили своим подопечным, правда оставалась неизменной: синоби по-прежнему были удобным и эффективным оружием, которое помогало странам выигрывать войны друг против друга. Иногда войны были больше, иногда меньше, иногда велись открыто, иногда — закулисно, втайне от любопытных глаз.

Оставались, тем не менее, все тем же.

Именно поэтому, когда Наруто и Саске, взявшись за руки, освободили всех от иллюзии вечного сна (так было принято рассказывать эту историю, во всяком случае), Тензо не сразу понял, что жизнь потеряла всякий смысл.

Вокруг, казалось, никто не разделял его убеждений: всех пьянила великая победа Конохи. Еще бы: спасти всех людей на свете — силами четырех ниндзя из родного селения. Есть от чего пьянеть.

— Что ты теперь им рассказываешь? — спросил он как-то Ируку, когда они лежали вместе на кровати у Ируки, прячась за наглухо закрытыми ставнями от жаркого солнца. Спать больше не хотелось, для секса было слишком жарко, а лежать молча Тензо не любил.

— Да все то же, — пожал плечами Ирука.

Кожа собралась мелкими морщинками у шрамов, когда он шевельнулся. Шрамов у Ируки было много, и в первый их раз Тензо, наверное, с минуту смотрел удивленно на них, пока Ирука не притянул его требовательно к себе: мол, чего уставился, никогда не видел, что ли.

Вот тебе и учитель в Академии, штабная крыска, как некоторые подсмеивались над теми, кто занимался распределением миссий. Свежие новости: третья мировая и ее отголоски всех их задели, по многим прошлись отметинами новой истории.

— Тому же — это чему? — полюбопытствовал Тензо; Ирука перевернулся на живот — по широкой спине рассыпались длинные волосы; несколько прядей прилипли к влажной коже.

Красивый.

— По деревьям прыгать, — пробормотал Ирука в матрас, между скрещенных рук. — Сюрикены бросать в мишень. Маскироваться. Бегать быстро.

— Я не про это, — улыбнулся Тензо.

— А чему их еще учить, — ответил Ирука совсем невнятно. — Воевать-то не с кем. Все люди братья.

Тензо лег рядом с ним, коснулся шрама на плече губами. Зачем нужно оружие, если больше нет войны? Пусть ржавеет себе в углу; вовсе ни к чему делать новое.

Ирука повернул голову, посмотрел на него искоса, и Тензо не удержался, чтобы не поцеловать его — по-настоящему, без всяких легких касаний.

В конце концов, не так уж было и жарко, чтобы весь день только говорить.

*

— И что мы здесь делаем? — уточнил Тензо, устраиваясь на крепкой толстой ветке поудобнее. — Патруль или пикник?

— А ты как думаешь? — ответил ему Комэ из-под белой маски.

Во всяком случае, представился он как Комэ; звали его на самом деле иначе, но отряд АНБУ неизменно продолжал соблюдать строгую секретность все последние годы, несмотря на полное отсутствие необходимости в этом.

Тензо не возражал; у него последнее время вообще слишком мало было сил, чтобы лишний раз ввязываться в ненужные споры.

Бездействие — дни, недели, месяцы бездействия — выматывали хуже самых напряженных его миссий. У него по-прежнему была работа, но все задания давно уже свелись к обычной рутине: поохранять важных шишек от убийц-любителей, попатрулировать окрестности Конохи, поискать сбежавших преступников... мир во всем мире сводил его с ума.

А ведь когда-то бились за него, как сумасшедшие. Или это он сейчас с ума сошел?

Тензо покачал головой и закрыл глаза.

— А мне так и говорили, что в Конохе все слишком расслабились, — сказал вдруг Комэ.

Тензо метнулся прочь — едва успел увернуться от нескольких сюрикенов, глубоко врезавшихся в кору старого дерева.

— Жаль не научили атаковать молча, — ответил он, протягивая руку за своим оружием.

За спиной оказалось пусто, ни сумки с кунаями, ни взрывных печатей.

Настолько расслабился, что не заметил, как потерял собственное оружие — не без помощи одной отдельно взятой маски, конечно. Тензо увернулся от следующей атаки и спрыгнул вниз, в густые ветви, чувствуя, как горят от стыда уши.

Синоби! Не может без войны! Тоскует по былой славе!

Мечтает даже, чтобы бой — и героически умереть, шагнуть в самое пекло, спасая всех и вся. Нужным себя почувствовать, как же.

Дурак.

Ирука от смеха умрет, когда узнает. Хорошо хоть уворачиваться не разучился, иначе было бы не до смеха ни ему, ни Ируке.

— Думаешь, это тебе с рук сойдет? — крикнул он наудачу, пытаясь понять, куда Комэ делся.

— Не сойдет, — равнодушно сказал Комэ ему прямо в ухо. — Но заставим задуматься хотя бы: нас-то мало, а если кто-то побольше нападет, м?

Тензо круто развернулся, складывая печати, но созданные им ветви — кажется, когда-то они были толще? — метнулись сквозь пустой воздух, даже не задев врага.

Рядом мелькнул тенью кто-то, подхватил Тензо и отбросил его прочь, на землю, вместе с ним уходя от взрывной печати, на которую Тензо едва не наступил.

На знакомом лице выступил крупными каплями пот, из всегда аккуратного хвоста выбилось несколько прядей.

— Решил, понимаешь, тебе сюрприз сделать, — выдохнул Ирука. — А тут такое.

По рукаву у него расползалось пятно крови: по дороге, видимо, наткнулся на сообщников Комэ. Ушел от них живой — уже полдела. Сейчас оставалось только до своих добраться, а потом, и в самом деле, задуматься о дополнительных тренировках...

Тензо увернулся от появившегося черт знает откуда куная, прикрыл Ируке спину и только тогда боковым зрением заметил, как из веток сверху прыгает на них еще одна белая маска, складывая перед собой печать тигра.

«Катон, — успел подумать Тензо. — Дрянь дело, не успе...».

Ирука у него за спиной уже поворачивался в ту же сторону, явно заметив то же, что и Тензо. Их обоих накрыло удушливой, жаркой волной раскаленного воздуха... за которым пришло само пламя.

*

Ирука пришел в себя уже в Конохе; рядом с его кроватью Какаши, в неизменной своей маске, читал один из своих любимых романов.

— Повезло как утопленнику, — сказал он, не отрываясь от книги. — Тебя и быть там не должно было.

Ирука попытался осмотреться, но мешали бинты — чересчур толстый слой на лице. Хорошо же его приложило.

— Тебя мы хотя бы живого нашли, — сказал вдруг Какаши, и Ирука вспомнил, как перед лицом корчились, нещадно дымя, молодые зеленые побеги, вырвавшиеся столбом из-под его ног.

Воняли и дымили они нестерпимо — не хуже, чем...

Его затошнило; он посмотрел на Какаши, вид у которого был хуже некуда, скрыть это не могли ни маска, ни книжка.

— Где Тензо? — спросил Ирука, уже зная: спрашивать слишком поздно.

@темы: фанфикшен-автор, БП-2014